«Чёрная метка» в Анкаре

0
96

19 декабря 2016 года в турецкой столице убит Чрезвычайный и полномочный посол России, руководитель дипломатической миссии РФ Андрей Геннадьевич Карлов.

Нападение и тем более насильственная гибель дипломата подобного ранга – случай экстраординарный. Чреватый крайне негативными последствиями, как для двусторонних отношений, так и общим обострением международной обстановки. Убийство посла недопустимо даже при войне между государствами, причём ещё с античных времён. В современную эпоху рассылка «чёрных меток» гибелью послов – верный признак деятельности террористических квазигосударств.

В XIX и XX столетии погибли три посла императорской и советской России. За два века – три человека. Классик русской литературы А. Грибоедов (Тегеран, февраль 1829). Полпред РСФСР в Италии В. Воровский (Лозанна, май 1923). Полпред СССР в Польше П. Войков (Варшава, июнь 1927). Нападения на дипломатических работников случались, в т.ч. сравнительно недавние. В августе 2006 посол РФ в Кении получил ножевое ранение при попытке ограбления. В ноябре 2011 посол РФ в Катаре получил травмы в результате дикого рвения службы монархической безопасности и таможни аэропорта Дохи.
Однако убийства Чрезвычайных и полномочных послов России не было 89 лет.

Как и почему это произошло?

А. Г. Карлов выступал на открытии фотовыставки «Россия глазами путешественника: от Камчатки до Калининграда». Мероприятие состоялось в Центре современного искусства Анкары и продемонстрировало мастерство мимикрии и коварства современного терроризма. Показало фатальные огрехи в организации безопасности российских дипломатов и массовых мероприятий в Турции. Выявило различие между людьми и нечистью – отдельные политические персонажи некой евроинтегрированной страны поддержали террориста ИГИЛ (запрещённая в РФ организация).

Убийца действовал в одиночку, принадлежал к элитным силовым структурам и не ценил собственную жизнь. Обладал большим опытом использования оружия. Владел специальными приёмами (скоротечные огневые контакты на ограниченном пространстве, контроль помещений, психологическое подавление случайных свидетелей, действия запуганной толпы и т.д.). Имел представительную внешность и безукоризненные документы – в том числе на скрытое ношение оружия!

На видео из Центра современного искусства Анкары можно разглядеть новую модель шахида – не фанатика с безумными глазами и бомбой под полой, но выбритого молодца в элегантном костюме и с поведением охранника. Превратившегося в безжалостного и профессионального убийцу по щелчку невидимого тумблера. Превратившегося в агитатора и пропагандиста людоедского халифата над телом нашего посла в течение невероятно долгих 25 минут.

Гибель от рук службы собственной безопасности крайне сложно предотвратить. Так погибли президенты Египта А. Садат и Южной Кореи Пак Чон Хи, сотни менее известных публичных лиц. Профилактика удара изнутри, от облечённого доверием и/или вооружённого сотрудника – высший пилотаж контрразведки.
Это первостепенная задача целых коллективов штабистов, кадровиков, психологов, наблюдателей, секретных агентов и т.д. Задача, решаемая именно в тиши кабинетов и заблаговременно. Задача, уже проваленная при голливудском подходе «Защити VIP-персону собственным телом в последний момент!».

Проблема в том, что убийца Андрея Геннадьевича Карлова не был его охранником или сотрудником службы безопасности культурного учреждения турецкой столицы.
Проблема в том, что руководитель дипломатической миссии РФ охранялся крайне скверно. Особенно с учётом террористической активности в Турции и накала антироссийской истерики в иностранных и местных СМИ.
Проблема в том, что уволенный (по официальной версии) из полицейского спецназа сотрудник сохранил и документы, и оружие, и умение пробираться на мероприятия с участием иностранных послов, и решимость «доблестно» стрелять в спину России и Турции одновременно.
Проблема в том, что служба охраны Центра искусства и турецкая полиция искусно уклонились от выполнения прямых служебных обязанностей. Вопиющую халатность проявили лица (с обеих сторон), ответственные за безопасность руководителя российской дипмиссии в Анкаре.

Наш мир меняется и международный терроризм меняется вместе с ним, если не опережающими темпами. Сложные операции с привлечением десятков человек, угоном самолётов, крушением небоскрёбов, подрывом аэропортов, захватом театров сохраняют актуальность – но скорбная хроника пестрит иными эпизодами. Нападения с ножом на прохожих, пальба из автомобиля по зевакам, наезд грузовиком на мирных отдыхающих, другое ситуативное насилие – не всегда бессмысленное, но часто беспощадное.

В тот же фатальный день 19 декабря 2016 года чёрный грузовик смерти пронёсся по центру Берлина, задавив 12 человек. Произошла стрельба возле американского посольства в Анкаре, в 150 метрах от гибели российского посла! Произошло нападение на мечеть в Швейцарии с убитыми и ранеными. Два года назад, в январе 2015, #весьмир скорбел о расстреле в редакции Charlie Hebdo 12 карикатуристов, охранников, прохожих – и остался совершенно равнодушен к произошедшим тогда же терактам в Йемене (57 погибших) и Нигерии (200 погибших).

Неужели #весьмир ничему не учится?!

К децентрализованному, сетевому, хаотичному и неразборчивому терроризму пора привыкнуть. Пора принимать элементарные меры предосторожности и профилактики резонансных преступлений. Особенно при охране массового скопления людей и на мероприятиях с участием иностранных послов. Новый терроризм столь же кровав и опасен, как и организованный, сложный, продуманный. Его реализуют «спящие» агенты чёрного халифата. Их пробуждение инициируется личной восприимчивостью к пропаганде головорезов, особенностями психики и жизненных обстоятельств.
Их пробуждение приводит к расстрелам ночных клубов во Флориде, к захвату польского грузовика для смертельного заезда по Берлину, к убийству дипломата в центре Анкары.

Легкость проникновения преступника на выставку можно объяснить действующими полицейскими полномочиями, опытом, специальными навыками. Можно объяснить наличие оружие, выбор позиции, переход от желания убивать к самому убийству. Можно объяснить суицидальное поведение после выстрелов.
В теле А. Г. Карлова обнаружено 9 пуль, всего террорист выстрелил в дипломата 11 раз. Любая из пуль могла оборвать жизнь другому человеку, их было много на открытии выставки. Концентрация ненависти помешала мерзавцу совершить массовое злодеяние – объяснимо и это.

Не имеет объяснений отсутствие собственной вооружённой охраны у российского посла и 25 минутное промедление турецкого спецназа – от первого выстрела до уничтожения убийцы прошло почти полчаса. Террорист подлежит ликвидации/нейтрализации, едва проявил себя – раз уж не удалось устранить опасность раньше. Террорист не должен иметь шансов на повторный выстрел и получасовую браваду, на спокойный отстрел людей – таких же граждан Турции, трое их которых получили ранения…

Резонансное преступление в Анкаре не станет «чёрной меткой» российско-турецким отношениям. Их фундаментальную основу и долгосрочную выгоду не пошатнуть единичными актами террора.
Убийство А. Г. Карлова обязано стать «чёрной меткой» халатности, безалаберности, разобщённости ведомственных и международных усилий при борьбе с терроризмом.
Иначе смертей, страха и ксенофобии будет больше, а цивилизованности, безопасности и благополучия – меньше. На всём цивилизованном пространстве, но прежде всего – в Европе.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ