Почему россияне пьют жидкость для ванн?

0
107

В Иркутской области сегодня траур по жертвам массового отравления алкогольным суррогатом. За три дня число погибших от ядовитого лосьона «Боярышник» достигло 58 человек. Еще 40 остаются в больницах, в том числе девять — в крайне тяжелом состоянии.

Уже известно, что погибшие употребляли в качестве напитка «косметическое средство для ванн» стоимостью около 30 рублей за бутылочку. Производители для эффекта узнаваемости назвали его по аналогии с известной лекарственной настойкой на травах для сердечников из экстракта боярышника. На этикетке «средства», аналоги которого нашли во всех магазинах Иркутска, в качестве основной составляющей был указан этиловый спирт, поэтому люди пили его в качестве спиртного. Но в злополучной иркутской партии вместо этилового спирта был разлит метиловый, который является для организма человека чистым ядом.

В больницы пострадавших привозили целыми семьями. Большинство отравившихся — бездомные и павшие люди без социального статуса, но среди них оказались и бюджетники из социальной сферы — воспитательница детского сада и медицинская сестра.

Массовое отравление в Иркутске — следствие «социальных язв» в регионе, считает общественный деятель, бывшая депутат городской думы Ольга Жакова. Как заявила общественница корреспонденту «Росбалта», ответственность за это несут региональные и муниципальные власти, а также надзорные ведомства.

Ольга Жакова рассказала, что отравление произошло в микрорайоне Ново-Ленино, и именно этот район представляла ранее в гордуме Иркутска. По словам общественницы, микрорайон за последние два десятилетия превратился в гетто, где люди пьют, чтобы забыться.

«Там просто невозможно жить. Спивающихся людей очень много, и, что самое обидное, спивается много молодежи. А дальше будет еще хуже, потому что за последнее время цены выросли: регион не следит за ценовой политикой, и продукты стали дороже, и даже китайские вещи продаются дороже, чем в Москве. Покупательская способность у людей снизилась, и они уже не могут покупать водку или даже настойки — пьют и травятся стеклоочистителем», — рассказала Жакова.

По мнению иркутянки, в таких условиях абсолютно бесполезной оказалась деятельность надзорных организаций, призванных следить за тем, что продают в торговых точках. «Администрация города не раз обращалась в Роспотребнадзор, но он никак не реагировал», — констатировала Ольга Жакова.

Случай массового отравления в Иркутске — следствие роста цен на алкоголь, когда бедные любители выпивки переходят на дешевые суррогаты, считает и публицист, художник Генрих Александров. Рост цен и запреты только стимулируют бедных людей к поиску «заменителей» легальной продукции.

«Это очень показательный пример того, к чему приводит „борьба с пьянством“ с помощью повышения цен на легальный алкоголь. Нечто похожее было и во время горбачевского сухого закона, когда многие люди травились одеколоном, денатуратом и прочей дрянью из-за отсутствия доступной и легальной выпивки», — заметил Генрих Александров.

Публицист уверен, что запреты на продажу спиртосодержащих жидкостей, если и последуют после этого случая, не исправят ситуацию. «К сожалению, вряд ли случай в Иркутске послужит уроком властям. Вместо снятия ограничений с легальной алкогольной продукции, они, скорее всего, начнут вводить новые ограничения для всех спиртосодержащих, антисептических жидкостей, что просто поднимет цены на них, а люди продолжат травиться чем-нибудь еще», — считает Генрих Александров.

К отравлениям, подобным иркутскому, приводят дешевизна спиртосодержащих жидкостей в сравнении с качественными напитками и отсутствие культуры пития, считает кандидат сельскохозяйственных наук Николай Молчанов. «Если посмотреть ценовой диапазон этой гадости, которую купили в Иркутске отравившиеся, то наверняка увидим, что она стоит копейки. Вряд ли у людей, производивших этот „напиток“, был злой умысел. Скорее всего, их целью была нажива; вот они и купили спирт, который подешевле, а о его качестве даже не знали», — предположил Николай Молчанов.

Винодел подчеркнул, что к таким последствиям также ведет безразличность людей к тому, что они пьют. «Известно, как рассуждают в том регионе. Когда я еще учился, у меня был одногруппник из Иркутской области, и я запомнил его рассказ. По его словам, на его малой родине алкогольные напитки разделяют на две категории: „белое вино“ и „красное вино“. „Бело вино“ — это водка, а „красное вино“ — все остальное. Поэтому, что такое культура винопития, думаю, там даже 0,01% не знает. И пока в России правительство и все, кто причастен, будут бороться с алкоголем запретительными методами, а не разъяснительными, не пропагандой культуры винопития, то ничего у нас в стране не изменится в ближайшие сто лет. Лишь бы что-то ударило в голову, а что — совершенно неважно, считают многие люди», — констатировал Николай Молчанов.

Специалист по защите прав потребителей Евгений Рязанцев уверен, что в условиях, когда люди пьют все, что содержит этиловый спирт, надзорные органы должны контролировать состав спиртосодержащей продукции, чтобы там не было яда. Даже если продукция изначально не предназначена к употреблению внутрь.

«Народ таков, что хочет пить и потому будет покупать тот алкоголь, который хочет или может купить. Если у человека мало денег, чтобы купить хороший алкоголь, то он покупает тот, который ему доступен: в виде всяких антифризов, суррогатов, боярышников и прочего. Поэтому надо контролировать содержимое и тех алкоголезаменителей, которые пьет народ. Ведь всем понятно, что люди это выпьют, если там написано, что 97% содержимого составляет спирт, даже если на упаковке дописать, что это не для приема внутрь», — сказал Евгений Рязанцев.

Эксперт уверен, что попытки ограничения продаж спиртных напитков лишь увеличивают нелегальное производство, которое оказывается неподконтрольным. «При прямом запрете продаж люди перейдут на что-то менее пригодное, на технические жидкости либо на продукцию самодельного, кустарного производства. Но одна ситуация, когда общество может контролировать производство и спросить с того, кто делает, за содержимое, и другое дело — когда много мелких производителей и продавцов, когда разливают „у соседей“. Тогда и контролировать сложнее, и концов не найти, и спросить не с кого», — заметил Евгений Рязанцев.

Председатель Союза борьбы за народную трезвость Владимир Жданов, напротив, считает, что гибель людей в Иркутской области от отравления — в интересах «алкогольной мафии». Как заявил общественный деятель, теперь население станет осторожнее относиться к нелегальному алкоголю и больше покупать спиртные напитки в магазинах.

«Больше всего в этом отравлении заинтересована легальная алкогольная мафия, продающая свой товар в магазинах. Она обеспокоена тем, что продажа алкоголя снижается, ей просто необходимо, чтобы накануне Нового года люди пошли покупать не суррогат или какой-то дешевый подпольный алкоголь, а шли в магазины и покупали там. Для этого и отравили людей, и массово оповестили об этом», — предположил Владимир Жданов.

Попытки борьбы с «зеленым змием» вновь и вновь заканчиваются победой последнего, а жертвами становятся простые люди. Надо бы создать в стране такие условия жизни, чтобы людям не хотелось «напиться и забыться», но это ведь сложнее, чем раз за разом применять «пожарные» меры по следам новых массовых отравлений.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ